freesmi_by (freesmi_by) wrote,
freesmi_by
freesmi_by

Categories:

Тайна гибели парохода «Надежда». Часть вторая

<input ... >

Тайна гибели парохода «Надежда». Часть первая.


Гибель парохода «Надежда» на Западной Двине в апреле 1919 года по масштабам трагедии сопоставима с крушением «Титаника». Это самая массовая катастрофа за всю историю мирового речного судоходства. По разным оценкам общее количество жертв превышает 700 человек. Ровно сто лет исследователи разных поколений потратили на то, чтобы наконец-то выяснить, почему судно врезалось в опору моста, под которым до этого проходило десятки раз: ошибка рулевого или террористический акт?


Фото: cdn11.img.sputnik.by Обломки парохода

Расследование


Следствие факту происшествия с пароходом «Надежда» прошло быстро и в условиях повышенной секретности. Шел 1919 год, положение советской власти был нестабильным, в Западных губерниях всё чаще поговаривали о национальном самоопределении и независимости от Москвы. Дополнительным аргументом, поясняющим подобное поведение чиновников, можно считать нежелание озвучить точное количество жертв, произошедшей трагедии.


В материалах делах написано следующее: «Общее число погибших не установлено. Свидетели утверждают, что из воды удалось извлечь свыше ста трупов, а потом они перестали считать. Точные сведения Витебская городская милиция не предоставила». Без протоколов очевидцы говорили, что количество трупов исчислялось сотнями. Среди них было очень много маленьких детей и красноармейцев. Называлась цифра в районе 700 человек.


Расследованием аварии непосредственно занимался сам начальник милиции Александр Реуцкий. При осмотре места происшествия им было установлено, что из воды извлечены далеко не все тела. Неизвестно, сколько людей не успело выбраться из трюма, и находится на дне вместе с корпусом парохода. На этом его участие в процессе было прекращено.


На следующий день из Смоленска прибыли специалисты СЕВЗАПВОДА (Управления по Северо-Западной области), забравшие все материалы дела себе. Вновь созданная специальная комиссия из представителей губернского исполкома и РУПВОДА постановила не привлекать органы милиции к дальнейшему уточнению обстоятельств трагедии на Западной Двине.


В ходе шести заседаний ее членами было опрошено большое число свидетелей и непосредственных участников происшествия, в том числе, капитан, рулевой, машинист, буфетчица, кочегары, матросы, пассажиры, а также люди, находившиеся в момент аварии на берегу. В качестве экспертов были приглашены капитаны пароходов, принявших участие в спасательной операции. По их общему мнению, крушение является «несчастным случаем», спровоцированным ошибочными действиями Михаила Козловского.


В мае к расследованию присоединился полномочный представитель Транспортного отдела ВЧК Припечко. Ему удалось выяснить, что имело дело не фатальное стечение обстоятельств, а заранее спланированная диверсия. Возможностью для ее совершения послужили следующие факты: во-первых, минимальная коммунистическая прослойка в РУПВОДЕ. Во-вторых, непролетарское происхождение заведующего пароходными пристанями имел, который также был собственником кирпичного заводика в Сураже и двух доходных домов. На основании имеющихся фактов, столичный эмиссар сделал вывод о необходимости передачи дела в Московский ревтрибунал.


Выводы следствия


При врачебном освидетельствовании капитана «Надежды» выяснилось, что он фактически слепой: острота зрения на правом глазу составляет 0.0045 единиц, а на левом — 0.4. Принимая во внимание преклонный возраст и замедленные реакции на происходящие процессы, можно предположить, что одной из основных причин крушения является его неудовлетворительное состояние здоровья. Сам Козловский уверял, что физически не смог посетить врача по месту жительства из-за его отсутствия. В Витебске он неоднократно намеревался это сделать, но каждый раз доктора не было на месте. Пароход после завершения этого злополучного рейса предполагалось поставить на капитальный ремонт, во время которого можно было бы пройти все необходимые обследования.


Фото:cdn11.img.sputnik.by Следственный документ

Он также откровенно признался, что у данной конкретной пристани разворачивался впервые. Вверх по течению далеко не поднимался, поскольку был полностью уверен в собственных возможностях. Зайдя кормой в устье Витьбы, Козловский не видел необходимости в возвращении  обратно. Наоборот, по его мнению, следовало на полной скорости идти под мост. После того, как неизбежность столкновения с опорой стала очевидной, вместо экстренной отработки назад, что ослабило силу удара и позволило избежать массовой гибели людей, он еще больше увеличил скорость и попытался на полном ходу «проскочить» между опорами.


Комиссия нашла много виновных в витебской трагедии. Основную тяжесть, естественно, нес капитан, который «не имея злого умысла, по неосторожности, направил судно на ледолом опоры городского моста через Западную Двину. Его ошибки в управлении пароходом вызваны, по мнению членов комиссии, неблагоприятным состоянием погоды, быстрым течением, плохим зрением и ослаблением умственных способностей вследствие преклонного возраста».


В числе виновных оказались руководители витебского РУПВОДА Петр Маевский и Иван Митта, которых обвинили в назначении Козловского на капитанскую должность на основании лишь «голословного представления» завотделом Владимира Мавричева. Документы, которые необходимы в подобных случаях, они не истребовали. Естественно, что и Мавричев не ушел от обвинения в «преступной халатности». Он не удосужился ни проверить знания новым сотрудником особенностей фарватера и способов отхода от причала, а также соответствующим образом его не проинструктировал.


Суд Революционного трибунала, состоявшийся 31 июля 1919г., приняв во внимание, версию капитана о неудовлетворительном техническом состоянии парохода, допущенного к эксплуатации, которое и стало истинной причиной крушения, отправил дело на доследование. Все обвиняемые вышли на свободу, а Козловский даже устроился на должность лоцмана-рулевого в военную флотилию. Специалистов его уровня катастрофически не хватало.


Останки «Надежды» разобрали, оставив на дне лишь часть корпуса с машинным отделением. Год спустя, когда одному из пароходов потребовалась замена котла, о ней вспомнили и подняли на поверхность.


За сроком давности


Следствие возобновили. В 1921 году двое главных подозреваемых по делу — Козловский и Мавричев – были уже мертвы. Свидетелей для повторных опросов собрать не удалось, а те, кого нашли, деталей уже не помнили. В итоге дело закрыли, и уголовные преследования в отношении всех фигурантов прекратили в связи с истечением сроков давности.


Фото:cdn11.img.sputnik.by План

В очередной раз о трагедии на Западной Двине неожиданно вспомнили десять лет спустя. Следователи Витебского ГПУ нашли некие факты, указывающие на то, что гибель «Надежды» – это спланированная диверсия польских спецслужб. По одной из версий, Козловский умышленно потопил судно с красноармейцами, направлявшимися на фронт борьбы с белополяками. Они не покупали билетов, поэтому в официальных списках не значились.


Чекисты привели следующие данные: на судне находилось 242 гражданских лица и свыше 400 военных, из которых в живых осталось немногим больше сотни. Капитана – поляка по национальности – следовало приговорить к расстрелу, но он скрылся за границей, а родственники пытались убедить окружающих в его смерти.


Известно, что по вновь открывшимся обстоятельствам допрашивали сына Михаила Козловского, который за малостью лет подробности происшествия не знал. Материалы дела вновь «положили под сукно».

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments