freesmi_by (freesmi_by) wrote,
freesmi_by
freesmi_by

Categories:

Как белорусские партизаны хотели взорвать московский Кремль

<input ... >

Группа белорусских революционных партизан под руководством Казимира Ковалевича 100 лет назад решила взорвать московский Кремль вместе с руководителями партии большевиков и членами советского правительства. «Анархисты подполья» считали, что новая власть предала идеи революции, возрождает государственный репрессивный аппарат и капиталистические формы хозяйствования. Истинное народовластие может наступить только после свержения Советов.


Москва. Кремль. 1919г. Фото:www.belrussia.ru

Бомба в переулке


В бывшем особняке графини Уваровой в Леонтьевском переулке 25 сентября 1919 года на очередное совещание собрался Московский комитет РКП(б). Заседание вел Александр Мясников (Мясникян), тот самый, который еще полгода назад был одним из высших руководителей ССРБ (с 1922 года – БССР). После обсуждения доклада Бухарина и острых дискуссий председательствующий объявил перерыв, и народ потихоньку потянулся к выходу из зала.


Неожиданно оконное стекло разлетелось вдребезги, и в помещение влетел какой-то предмет. Все оцепенели, а секретарь Комитета Владимир Загорский (Лубоцкий) попытался выбросить его обратно, но не успел. Мощнейший взрыв потряс здание, обрушив потолок и одну из несущих стен. Количество убитых и раненых исчислялось десятками. Первая мысль – теракт совершен белогвардейцами из многочисленных подпольных организаций, которыми кишела Москва.


Особняк Уваровой, разрушенный взрывом Фото:ds04.infourok.ru

Буквально на следующий день после трагедии в городе появились листовки следующего содержания: «Вечером 25 сентября в Московском комитете обсуждали вопрос о мерах противодействия народным восстаниям. Руководители большевиков единогласно поддержали самые радикальные меры для подавления недовольства вплоть до массовых расстрелов…».


Хотя обращение и было подписано «Всероссийским повстанческим комитетом революционных партизан»,  многие продолжали считать, что имеют дело с провокацией «белых». Члены партии анархистов в тот временной период входили в Советы всех уровней, работали в государственных учреждениях, служили в Красной Армии.


Ряд легальных анархистских группировок отмежевались от участия в организации взрыва и осудили покушение, а одна из них даже призвала ВЧК «найти и сурово покарать» виновных. Газета «Правда» вышла с передовицей: «Деникинцы под маской анархистов».


Впоследствии выяснилось, что террористический акт был совершен сторонниками «свободного народовластия». Только подпольными. По ужасной иронии судьбы, большинство погибших от взрыва составили простые рабочие.


Атаманша Маруся


В динамите, что рванул в Леонтьевском переулке, сконцентрировались все противоречия и взаимная ненависть, возникшая между бывшими союзниками по Октябрьской революции. В июне 1919 года командование РККА обвинило бригаду Нестора Махно в разложении, и разорвала ситуативный союз с «батькой». Весь штаб соединения во главе с левым эсером и бывшим царским офицером Озеровым был арестован в Харькове. Против него выдвинули обвинение в планировании войны на два фронта — с «белыми» и «красными».


Угроза нависла над всей украинской революционно-повстанческой армией (РПАУ). В этой непростой ситуации в ставку батьки Махно приехала анархистка Маруся Никифорова. Отношения между двумя атаманами, конкурировавшими за влияние на юге Украины, были напряженными, но настало время объединить усилия для решения общих проблем.


Мария (Маруся) Никифорова Фото:pbs.twimg.com

Революционная биография Маруси началась в Стародубском районе, который входил тогда в сферу влияния Полесского комитета РСДРП с центром в Гомеле. Но 16-летняя девушка предпочла радикальных эсеров-максималистов и во время революции 1905 года участвовали в терроре и экспроприациях. Попала на каторгу. В организации ее побега в числе нескольких других заключенных самое активное участие принял Владимир Маяковский, который в молодости также увлекался идеями анархизма. Молодая женщина выделялась крайним радикализмом и жестокостью, которые возмущали даже Махно, не страдавшего мягкостью характера.


Никифорова предложила такой план совместных действий: ее отряды «анархистов-террористов» развернут боевые действия в тылах «белых» и «красных». Одна группа во главе с ней направляется в Крым и Ростов для организации покушения на Деникина, вторая — едет в Сибирь и взрывает Колчака. Отряд под руководством Казимира Ковалевича в Харькове должен освободить из застенков ЧК арестованных членов штаба Махно.


Для реализации плана нужны средства, которые он и должен выделить. Его деньги – ее работа. Переговоры затянулись, ситуация накалилась и чуть не дошла до перестрелки. Наконец батька плюнул и приказал выдать 250.000 рублей. На том и распрощались.


Нестор Махно Фото:avatars.mds.yandex.ne

В июле в Севастополе Марусю Никифорову вместе с мужем — анархистом Витольдом Бржостком — опознали и повесили по приказу генерала Слащева. Отряд Ковалевича прибыл в Харьков, но осуществить задуманное не довелось: к этому времени Озерова и других штабистов уже расстреляли. Чтобы отомстить, боевики сначала хотели взорвать штаб местных чекистов, но передумали и отправились в Москву. По мнению Ковалевича, именно там был сконцентрировано «вселенское зло».


Боевик из Пинска


Казимир Ковалевич («Ефим») родился в Пинском уезде Минской губернии в семье крестьян. Известно, что с 1916 года он трудился на Московско-Курском железнодорожном участке. Можно предположить, что после оккупации Пинска кайзеровской армией молодой рабочий эвакуировался вглубь России вместе с другими многочисленными беженцами. Тогда же Ковалевич присоединился к нелегальной анархо-синдикалистской организации, пытался организовать профсоюз работников железной дороги.


После Февральской революции 1917 года Ковалевич становится одним из основателей Московской федерации анархистских группировок и ее секретарем. Много пишет для газет «Анархия» и «Думы железнодорожников». Выступает против Временного правительства и за независимость профсоюзов от любых политических партий.


Осенью 1917 года избирается в ЦК Всероссийского Союза железнодорожников. Активно участвует в уличных боях во время октябрьского государственного переворота в Москве, организовывает прибытие в город отрядов Красной Гвардии. Спустя непродолжительное время резко разочаровывается в новой власти. По мнению анархистов-коммунистов, большевики узурпировали полномочия Советов, не позволив им стать основой общества без капиталистов и государственной бюрократии.


Фото:naurok.com.ua

Весной 1918 года большевики и левые эсеры разоружили отряды своих бывших союзников, заставив радикальных анархистов перейти на нелегальное положение. Ковалевич вначале «спрятался» в бригаде батьки Махно, которая являлась составной частью Красной Армии, а затем присоединился к «подпольным анархистам» Марии Никифоровой.


Оказавшись в Москве, он поднял старые связи в среде железнодорожников, сочувствовавших идеям всеобщей анархии. Создал сеть конспиративных квартир и подпольную типографию для печати пропагандистских изданий.


Первоначально планировалось развернуть массовое рабочее движение по замене «комиссаров» на «свободные Советы». Но поскольку из этой идеи ничего не получилось, то решили сосредоточиться на терроре. С его помощью предполагалось начисто сломать репрессивный аппарат «палачей революции», а после приступить к «всеобщей пролетарской борьбе».


В сентябре московские подпольные анархисты устанавливают связь с крайними левыми эсерами во главе с Донато Черепановым по прозвищу «Черепок». Если социалисты-революционеры в целом, несмотря на притеснения со стороны большевиков, в условиях наступления Деникина были категорически против вооруженной борьбы с властью, то «черепановцы» останавливаться не собирались. Они считали, что от реставрации старых порядков революцию спасут только силовые акции.


Объединенная организация получила громкое название «Всероссийский повстанческий штаб революционных партизан». Ее члены совершили ряд дерзких ограблений банков в Москве, Иваново-Вознесенске и ряде других городов. Только в Туле добычей налетчиков стали 5 миллионов рублей. Большая часть денег досталась латышам, которые сразу уехали на родину создавать собственную организацию «анархистов подполья».


Бить по голове, а не рукам


Изначально Ковалевич с Черепановым хотели взорвать здание ВЧК, но поразмыслив, пришли к выводу, что Дзержинский со своими чекистами является всего лишь «инструментом» в руках партийной верхушки. Следовательно, нужно «рубить голову», а не бить по рукам. Тему для акции невольно подбросил анонс заседания Московского комитета РКП(б), на которое приглашались практически все высшие руководители партии, включая В.Ленина (Ульянова). К своему счастью, он приехать не смог.


Бомбу в окно особняка графини Уваровой бросил Петр Соболев, а текст листовок составил Казимир Ковалевич. Он же написал и программную статью Всероссийской организации анархистов подполья «Время отмежеваться». В ней он призывает громить «прислужников буржуазии» меньшевиков, и большевиков, которые, придя к власти, не отказались от армии, полиции и других элементов государства, и постепенно встали на путь возрождения «самодержавно-капиталистического строя».


Разрушения в Москве. 1917г Фото:dlyakota.ru

Автор требовал решительного размежевания не только с коммунистами, но и с прежними «идейными братьями» — легальными анархистами. Осуждались не только те, кто сотрудничал с Советами, служил в РККА и других государственных органах, но и сторонники безвластия, не примкнувшие к подполью.


Идейную эволюцию анархизма прервали чекисты, нащупавшие след «революционных партизан». Одну из засад устроили на старой квартире Маруси Никифоровой. Спустя несколько дней в дверь постучали. На пороге стоял молодой человек с темной бородкой и опущенными вниз усами.


Увидев людей в кожаных куртках, гость выхватил револьвер и открыл беспорядочную пальбу. Он был убит в завязавшейся перестрелке. Документы, найденные при нем, оказались поддельными. Впоследствии, сверившись с картотекой, личность погибшего установили – им оказался Казимир Ковалевич, служащий Московско-Курской железной дороги. Несколькими днями позже на очередную засаду вышел и Петр Соболев.


Взорвать Кремль


Из показаний арестованных анархистов стали известны многие конспиративные адреса и фамилии. Чекисты узнали, что на очередную годовщину Революции готовилась громкая террористическая акция против партии большевиков, «предавшую идеалы Октября». Предполагалось взорвать … Кремль!


Пути доставки взрывчатки были хорошо разведаны и проверены. Покойный Соболев считал, что потребуется примерно 60 пудов пироксилина. Взрывчатые вещества «революционным партизанам» доставляли с одного из брянских заводов, а бомбы делали в лаборатории на подмосковной даче.


До всенародного празднования оставалось лишь несколько дней, и отряд чекистов спешно выехал по указанному адресу. Операцию по захвату преступников запланировали на раннее утро, чтобы застать боевиков врасплох, но, как оказалось, они несли круглосуточное дежурство. Завязался бой.


Анархисты вели плотный огонь из стрелкового оружия и бросали самодельные бомбы. После двух с половиной часов перестрелки стало понятно, что патроны на исходе и дальнейшее сопротивление бессмысленно. Террористы решили живыми не сдаваться, и огромной силы взрыв подбросил здание на несколько метров вверх.


Последним из уцелевших руководителей организации в начале 1920 года арестовали Черепанова. Воспользоваться оружием он не успел, а сурового приговора избежал по причине отмены смертной казни в связи с победами на фронтах гражданской войны. Однако его последующий жизненный путь оказался очень коротким. По одним данным, эсер покончил жизнь самоубийством в тюремной камере, по другим — умер от тифа на пересылке.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments