freesmi_by (freesmi_by) wrote,
freesmi_by
freesmi_by

Categories:

Тайны разведки: предательство Иуды. Часть II

<input ... >

Тайны разведки: предательство Иуды. Часть I


В 1955 году в связи с окончанием срока оккупации, войска страны антигитлеровской коалиции уходят из Австрии. Вместе с группой советских войск покидает Вену и подполковник Попов. За образцовое выполнение воинского долга ему объявлена благодарность. Перспективный офицер получает и новое назначение в Шверин (ГДР). Примечательно, что параллельно к новому месту службы отправляется и его американский куратор в Австрии Гарри Гроссман. С дипломатическим паспортом в кармане он срочно перебирается поближе к своему ценному подопечному — в западный Берлин.


Фото:mage.tmdb.org

Двойной агент


В 1957-м командование переводит Попова из Шверина в восточный Берлин на более ответственный участок. Ему поручено работать с нелегалами, проезжавшими через столицу ГДР к местам будущей работы в европейских странах. Сведения об этих людях для ЦРУ были бесценными. Параллельно агент добывал информацию о советской военной доктрине и новейших вооружениях.


Однако такая активная работа сразу на две разведки не помогла Попову забыть свою венскую любовь. Приказы своих начальников он хоть и не часто, но нарушал. Слал своей зазнобе тайные весточки. Однажды набравшись смелости даже обратился с просьбой к заместителю начальника Генштаба генералу Иванову разрешить ему переписываться с австрийской коммунисткой Эмилией Коханик. Невероятно, но ему разрешают написать в Вену письмо. Правда, только одно — прощальное.


Попов же начинает отправлять одно любовное послание за другим. Американцы об этом знают и прекрасно понимают, что в конце концов о переписке станет известно и советскому командованию. Поэтому в ЦРУ поспешили снабдить своего агента запасными вариантами связи на случай его отправки в СССР.


Попов Петр Семенович. Фото:chudesamag.ru

Вскоре опасения американцев подтвердились. В ноябре 1958 года руководство Главного разведывательного управления узнаёт о тайной переписке своего сотрудника. Наказание следует незамедлительно: за нарушение дисциплины, конспирации и правил взаимоотношений с иностранными гражданами, откомандировать подполковника Попова П.С. из ГРУ ГШ в распоряжение службы тыла Министерства обороны СССР. Фактически это ставило жирный крест на дальнейшей военной карьере 35-летнего офицера-разведчика.


Операции «Бумеранг»


Отдел кадров тыла направляет его в Калинин в закрытый НИИ, который занимается разработкой новейших систем вооружения. Американцы новым назначением своего агента довольны, но он сам, оказавшись на родине, впал в депрессию. Правда, ненадолго.


Неожиданно появляется шанс вернуться на прежнюю работу. Начальником ГРУ назначается его давний патрон — генерал И.Серов, который после войны отправил своего порученца на учебу по линии военной разведки, а потом помог попасть в престижную заграничную командировку.


Не мешкая, Попов едет в Москву. Серов его принимает. Рассказ  о страстной любви советского офицера и австрийской коммунистки производит на генерала нужное впечатление. Он обещает через какое-то время рассмотреть рапорт о восстановлении Попова на службе в ГРУ. Но предупреждает, что для порядка надо выдержать формальный срок опалы. Окрыленный подполковник возвращается домой. Он уверен, что опала не будет слишком долгой, но судьба предначертала иной путь.


И.Серов. Фото:aeslib.ru

Пётр Попов оказывается под «колпаком» КГБ. За ним установлено круглосуточное наблюдение. Операция по разработке получает кодовое название «Бумеранг», а самому предателю присваивается оперативный псевдоним «Иуда».


Еще в Берлине Попов получил от Гарри Гроссмана четкие инструкции по организации работы в Союзе. Прежде всего, по субботам ровно в 22:00 агент должен был настраивать свой радиоприемник на волну радиостанции «Свободная Европа» и ждать условного сигнала. В качестве позывных для получения кодированных сообщений из Центра были выбраны звуки любимой его мелодии – «Сказок венского леса».


Впервые знакомый вальс зазвучал в эфире 3 января 1959 года. Полученное задание оказалось чрезвычайно сложным. Попову нужно было узнать и переправить через «Даниила» — напомним, это агентурной псевдоним Ленжилли – сведения о боеготовности вооружённых сил СССР; состоянии военных объектов в европейской части СССР и восточной Германии; сведения о передвижении армейских частей, их дислокацию, численность и техническое оснащение.


В шифровке сообщалось и гонораре: «Даниил» передаст 17.000 рублей. Местами для встреч агентов были выбраны два самых популярных московских ресторана – «Арагви» и «Астория». При необходимости Попов должен был после 19 часов позвонить в дом Ленжилли и спросить: «Борис дома?». Ответ всегда был одинаков: «Вы ошиблись. Это американский дом». Имя «Борис» означало: встреча назначена в ресторане «Астория» в ближайшую среду в 20:00.


Контакт произошел в туалетной комнате. В первый раз оперативники его не засекли, хотя объект вышел из-под наблюдения буквально на пару минут. Этого было достаточно, чтобы обмен контейнерами состоялся. Попов передал зашифрованное сообщение о своем новом месте работы и налаженных контактах в штабе ПВО. Ленжилли в пачку из-под сигарет вложил записку с очередным агентурным заданием. В шифровке указывалось и место следующей встречи — возле станции метро Проспект Мира. Для обоих шпионов это рандеву окажется роковым.


Под колпаком КГБ


С каждым днем операция «Бумеранг» набирает обороты. К участию в ней привлекаются лучшие оперативники КГБ. «Иуда» — опытный разведчик и прекрасно знает все тонкости оперативной работы. К тому же он крайне осторожен.


Наблюдение было организовано так, чтобы исключить малейший повод для подозрений. Любая оплошность грозила провалом всей операции. Задача осложнялась еще и тем, что район, где жила семья Поповых, представлял собой старую деревянную застройку. Поэтому в своей работе контрразведчики максимально используют последние технические новинки. В Калинине создается стационарный пост наблюдения, который оснащается мощными биноклями и системами ночного видения. В доме объекта скрытно устанавливается подслушивающая аппаратура, изымается и просматривается вся переписка.


Фото:lifeandexperiences.com

Наружное наблюдение должно выявить связи Попова и главное — не пропустить его контакты с разведцентром. Через несколько дней усилия чекистов дали первые результаты. На имя Попова пришло письмо из Москвы.


Его тайно изъяли из почтового ящика и направили на экспертизу. Дружеское послание с банальным текстом на бытовые темы без подробностей и конкретных фамилий. В криминалистической лаборатории при исследовании бумаги обнаружили тайнопись: руководство американской разведки высоко оценивает работу агента и ставит перед ним новые задачи. На Лубянке тайную переписку сфотографировали и снова опустили письмо в почтовый ящик. Наблюдение за «Иудой» продолжили, а тот, не теряя времени даром, копил материал для нового донесения в ЦРУ.


Контрразведчики начинают опасаться — вдруг предатель сможет передать собранную информацию незаметно. Тогда обороноспособности будет нанесен серьезный ущерб. Руководство дает добро на арест шпиона. Ордер лично подписывают председатель КГБ Шелепин и министр обороны Малиновской. Чекисты понимают, что медлить с задержанием больше нельзя.


При личном досмотре у Попова изъяли записную книжку, на одной из страниц которой записан номер домашнего телефона Ленжилли и пароль для связи. Во внутреннем кармане пиджака нашли листы специальной копировальной бумаги, а также блокнот с донесением, написанным тайнописью.


Выявить шпионскую сеть ЦРУ


Протокол досмотра стал первым документом в деле по обвинению Попова П.С. в измене родине. Всего за десять месяцев будет собрано 6 томов документов, изобличающих его в преступлениях против государства.


Параллельно с допросом на Лубянке оперативники проводят обыск в Калинине. В доме предателя обнаружен специально оборудованный тайник с целым набором шпионского инвентаря: в рукоятке охотничьего ножа, в помазке для бритья и в катушке для лески найдены инструкция разведцентра, график радиопередач и шифровальные блокноты.


Операция «Бумеранг» вступает в новую фазу. «Иуда» откровенен на допросах. Он готов к участию в широкомасштабной разведывательной игре, теперь уже против американцев. Попов просит следователей поверить в искренность его раскаяния и забросить со спецзаданием в одну из капиталистических стран. Кроме этого, пишет рапорт на имя председателя КГБ: «…сложившиеся отношения с американской разведкой дают возможность проведения против противника решительных и полезных для родины операций, вплоть до внедрение меня в качестве нелегала КГБ в органы американской разведки для добывания специальной и военной информации. Будучи в лагере противника я стану верным стражем наших интересов на случай всяких неожиданностей…».


Но у контрразведки другие планы. Чекисты решили выявить всю шпионскую сеть ЦРУ в Москве и взять с поличным атташе Рассела Ленжилли. Главную роль в этой операции должен сыграть Попов. Очередная встреча агента с куратором назначена на 18 марта в ресторане «Астория».


Финал


На часах без пяти минут восемь вечера. Попов заходит в фойе ресторана и снимает верхнюю одежду. Помещение заранее оборудовано скрытыми видеокамерами, поэтому всё происходящее внутри фиксируется на кинопленке.


Зал ресторана Арагви Фото:avatars.mds.yandex.net

Ровно в 20:00 появляется чета Ленжилли. Из кармана мехового жакета жены атташе осторожно достает спичечный коробок. Попов в этот момент разговаривает по телефону. Супружеская пара в обнимку проходит мимо него и лишь на мгновение задерживается. Дама оступилась. Обмен контейнерами прошел быстро и практически незаметно. Оперативная игра по внедрению дезинформации в американский разведывательный центр началась. В переданной шифровке агент сообщил, что его перевели на новое место службы – в закрытый для иностранцев город Алапаевск. Эта легенда объясняла отсутствие Попова в Калинине.


Попов и Ленжилли на протяжении июля-сентября встречались еще дважды. Вместе с заданиями агент получил сначала 15 тыс, а затем еще 20 тыс. рублей. Противнику ушла умело подготовленная дезинформация. Время шло и на скромного атташе американского посольства у чекистов собралось обширное агентурное дело. Операция «Бумеранг» вступала завершающую фазу.


Осенью 1959 года семья Ленжилли с проспекта Мира переезжает на Кутузовский проспект. Одновременно меняются места встреч с агентурой. Теперь контакты должны происходить не в ресторанах, а на автобусной остановке напротив нового дома атташе или в салоне автобуса 107 маршрута.


В этом автобусе 16 октября 1959 года во время очередной встречи Ленжилли и Попова берут с поличным и доставляют в КГБ. Американскому разведчику предъявляют материалы, изобличающие его в шпионской деятельности. Посмотрев кадры оперативной съемки, он произносит только одну фразу: комментарии излишни.


19 октября 1959-го Рассел Ленжилли был выдворен из СССР. Через два с половиной месяца 7 января 1960-го военная коллегия Верховного суда, рассмотрев на закрытом судебном заседании дело №22, приговорила Попова П.С. к исключительной мере наказания – расстрелу. Другого приговора в то время быть не могло.


На всех шести томах дела стоят грифы «Совершенно секретно» и «Хранить вечно». За пять лет шпионской деятельности «крот» нанес колоссальный ущерб своей стране. По разным источникам, он сдал ЦРУ от 80 до 650 глубоко законспирированных агентов. Донесения Попова позволили Пентагону сэкономить только на научно-исследовательских программах, по меньшей мере, несколько миллиардов долларов.

Subscribe

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments