freesmi_by (freesmi_by) wrote,
freesmi_by
freesmi_by

Category:

Конек-Горбунок. Ершов или Пушкин? Кто же автор?

<input ... >

Сказку в стихах «Конек-Горбунок» каждый из нас знает с детства, и если не читал сам, то вероятно смотрел мультфильм. При этом далеко не все смогут вспомнить автора произведения. Интересно почему? А потому, что Петр Ершов ничего подобного больше не написал. Он так бы и остался в истории литературы гениальным поэтом, если бы относительно недавно в одном из частных архивов не нашлись черновики сказки, написанные рукой … А. Пушкина. У пушкинистов появился повод вновь открыть архивы и перечитать воспоминания современников, чтобы докопаться до истины.


Сразу вспомнились факты, о которых давно позабыли. Во-первых, не существует ершовских рукописей «Конька-Горбунка», поскольку, по его словам, они были сожжены. Во-вторых, при жизни Петра Павловича книга пережила семь изданий, но нет ни единого экземпляра с собственноручной дарственной надписью автора, что действительно странно. В-третьих, пока был жив А. Пушкин, П. Ершов никогда в отношении сказки не употреблял слово «моя». И этот перечень далеко не полный.


Иллюстрация Н. А. Богатова к книге «Конёк-Горбунок». Книгоиздательство торгового дома Евдокии Конваловой. Фото: meshok.net/ru.wikipedia.org

Примечательно другое. Авторство Ершова было поставлено под сомнение еще лет сорок назад авторитетным пушкинистом Александром Лацисом-Винтером (1914…1999 гг). Его точка зрения шла в разрез сложившимся стереотипам, свято хранимым многочисленными цензорами, поэтому работа «Верните лошадь» впервые увидела свет только в 2003-м. Тираж был мизерным, оттого остался незамеченным.


Просто переписал


Во времена Пушкина пишущих машинок еще не было, поэтому литературные произведения писались от руки. Перед тем, как отнести рукописи издателю, авторы нанимали переписчиков с каллиграфическим почерком, которые приводили черновики в порядок. Александр Сергеевич в этом плане исключением не был.


В один из вечеров к нему зашел ректор петербургского Императорского университета П. Плетнев и обратился с просьбой дать работу переписчика 18-летнему студенту Петру Ершову, оставшемуся без средств существования после кончины отца. Поэт не отказал, и юноша стал его постоянным помощником. Поэтому не удивительно, что в числе прочих стихотворений он написал набело и «Конька-Горбунка».


Иллюстрация Н. А. Богатова к книге «Конёк-Горбунок». Книгоиздательство торгового дома Евдокии Конваловой. Фото: ru.wikipedia.org

Возникает вопрос, для чего Пушкину публиковать именно это произведение под чужой фамилией? Можно предположить, что у Александра Сергеевича имелись карточные долги, которые было необходимо отдавать, ибо это было делом чести. Однако, из-за известных проблем с властью в данный временной период его печатали нечасто, поэтому денег в семье было немного и бюджет строго контролировался Натальей Николаевной.


Втайне от жены он попросил студента Ершова отнести сказку своему издателю А. Смирдину, выдав ее за плод собственного творчества, а полученный гонорар вернуть, оставив себе приличное вознаграждение за труды. Молодой человек остро нуждался в средствах, поэтому не отказал.


Не будем забывать и о том, что Пушкин активно поддержал декабристов и не только нелестно высказывался в адрес императора в стихах, но и во многих сказках «убивал царей». Помните, к примеру, «….петушок вспорхнул со спицы, к колеснице полетел и царю на темя сел. Встрепенулся. Клюнул в темя. Взвился и в то же время пал Дадон. Охнул раз и умер он…». Из-за подобных пассажей каждое новое произведение автора цензоры просеивали сквозь мельчайшее сито, причем по высочайшему повелению анализ текстов поручали не одному специалисту, а целой группе. Немудрено, что при таком отношении издать «Конька-Горбунка» под своим именем было весьма проблематично.


С другой стороны он был уверен, что по прошествии лет появятся люди, прекрасно знающие его манеру стихосложения, и у них не возникнет сомнений в авторстве. Действительно, сказка написана тем же четырехстопным хореем, что и «царь Салтан», с очень похожими рефренами. Более того, в дневниках близкого друга Пушкина — барона А. Розена – есть запись о том, что он лично присутствовал при первом чтении новой сказки поэта. По ходу чтения Александр Сергеевич вносил правки и несколько видоизменил начало: «… за горами, за лесами, за широкими морями, не на небе — на земле, жил старик в одном селе…». Когда закончил, обронил следующую фразу: «…теперь этот род сочинительства мне можно и оставить…».


Так и получилось, что сказки о золотом петушке и коньке-горбунке оказались последними стихотворными поэмами Пушкина, а Ершов за последующие 36 лет своей жизни, ни одного произведения столь высокого уровня не написал.


Четвертое издание


При жизни Петра Ершова книга печаталась семь раз. Из общего ряда выпадает четвертое издание 1856 года, которое в отличие от первых трех подверглась «авторским правкам». В результате текст стал длиннее на 225 строк. Долгое время считали, что он сильно нуждался в деньгах и хотел получить от издателя построчную оплату. Вполне вероятно. Петр Павлович был неоднократно женат и от разных браков имел 15 детей. Жалования преподавателя тобольской гимназии на содержание столь обширного семейства могло и не хватать.


П.П. Ершов. Фото: upload.wikimedia.org

Сохранились воспоминания современников, которые с сожалением рассказывают о том, что в последние годы жизни он беспробудно пил, а когда скончался, то в доме не нашли даже двух медных пятаков, чтобы закрыть ему глаза. При этом, как о человеке, о Ершове отзывались лестно, в том числе, и его бывший ученик Дмитрий Менделеев.


Если скрупулезно сравнить тексты первых трех «пушкинских» изданий и четвертого с корректурой Ершова, то сразу бросится в глаза некоторые нестыковки.


«…На конька Иван садится,


Уши в загреби берет,


Что есть мочушки ревет.


Горбунок-конёк встряхнулся,


Встал на лапки, встрепенулся…»


В первых трех редакциях текст иной:


«…Горбунок-конек проснулся


Встал на ножки, встрепенулся.


На него дурак садится


Крепко за уши берет


Горбунок-конек встает


Черной гривкой потрясает


На дорогу выезжает


Вдруг заржал он, захрапел


И стрелою полетел…».


Заметили разницу? У Ершова конь встает на лапки(!), а Иван почему-то ревет. Или еще один характерный момент. Читаем ранние редакции:


«…но сколь сильно не кричали


сундучка все ж не подняли.


Ерш не тратя много слов


Кликнул десять осетров…».


В новой редакции для поднятия ящика со дна ерш сначала привлекает сельдей:


«…Настоящие селёдки!


Вам кнута бы вместо водки!» —


Крикнул Ёрш со всех сердцов


И нырнул по осетров…».


Как видите, правки исказили первоначальный «пушкинский» текст, в котором было выверено каждое слово. По существующим правилам все последующие издания печатаются по последнему прижизненному авторскому тексту. Поэтому, возможно, сегодня наши дети читают произведение, которое не является оригинальным.


Второй экземпляр


Когда издатель А. Краевский в 1861-м прислал письмо Ершову с предложением в очередной раз напечатать «Конька-Горбунка», то в ответ тот обратился с просьбой к П. Плетневу «пройтись по рукописи и исправить описки и мелкие недочеты», если таковые найдутся. Это косвенно свидетельствует о том, что самостоятельно править текст Ершов был уже не в состоянии. В Петербург он отослал свою копию черновиков Пушкина, переписанную им набело два десятилетия назад, в которой не было авторских правок, сделанных после читки в присутствии барона А. Розена.


Откуда взялся второй экземпляр рукописи? — Объясняется просто. Изначально предполагалось, что сказка молодого талантливого студента будет напечатана в университетском журнале, а также выйдет отдельным изданием. Так получилось, что цензор оказался один – профессор А. Никитенко, который служил в том же императорском вузе, поэтому второй экземпляр, не имевший корректуры, попросту не понадобился и остался у П. Ершова.


Возникает логичный вопрос, а где же тогда первая копия? По официальной версии, «…в минуты душевной хандры, охватившей поэта, она была сожжена…». Сегодня известно, что бумаги были проданы. Благодаря этому, текст с пометками, сделанными пушкинской рукой, и сохранился в частной коллекции.


Рисунок А. Пушкина Фото: s12.stc.all.kpcdn.net

В черновиках, относящихся к стихотворению «Андрей Шенье», которое было написано задолго до «Конька-Горбунка» пушкинистами был обнаружен необычный рисунок с изображением трех крупных лошадиных голов и маленького жеребенка. Последний из них удивительно напоминает известные автопортреты Пушкина, оставленные им в разные периоды. Сам по себе рисунок без каких-либо надписей ни о чем не говорит, но удивительным образом перекликается с текстом сказки:


«…Кобылица молодая,


Очью бешено сверкая,


Змеем голову свила


И пустилась, как стрела…


…Наконец она устала.


«Ну, Иван, — ему сказала, —


Коль умел ты усидеть,


Так тебе мной и владеть…


По исходе же трёх дней


Двух рожу тебе коней —


Да таких, каких поныне


Не бывало и в помине;


Да еще рожу конька


Ростом только в три вершка…».


И еще один важный момент. И в золотом петушке и в коньке-горбунке Пушкин проводит мысль о связи своей супруги Натальи Гончаровой и царя Николая I. В первом случае царь Дадон пытается охмурить «девицу — шамаханскую царицу», а во втором – семидесятилетний Царь соблазняет юную красавицу. Простое совпадение?



https://freesmi.by/byloe/339300
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments