freesmi_by (freesmi_by) wrote,
freesmi_by
freesmi_by

Category:

Кто из князей ВКЛ был самым крутым?

<input ... >

В Новогрудке проектируют памятник Миндовгу, в деревне Пелеса Вороновского района стоит деревянный Витовт, в Полоцке — бронзовый Андрей Ольгердович, в Витебске — сам Ольгерд, причем конный, а в Лиде – Гедимин. Кто из правителей Великого Княжества Литовского был самым успешным? Чья историческая роль была самая значимая для формирования той мощной державы? Кто смотрел в будущее дальше других?


Памятник Гедемину в Лиде. Фото: bizlida.by

Миндовг: показал как


Миндовг был, конечно, героем. Он и все его родственники-соперники — Тавтивилл, Транята, Войшелк — напоминают европейских варварских королей какого-нибудь V века. Готы, вандалы, бургунды — там и истории с похищением жен, и ситуационные крещения, и убийства разомлевших после бани конкурентов. Это значит, что в ХІІІ веке мы имели, как минимум, семьсот лет цивилизационного отставания от просвещенной Европы.


Чего добился Миндовг? Первичной централизации и построения иерархии. После него посланники соседних стран хотя бы понимали, кто здесь главный и с кем говорить. Сравним: в 1219 году на заключение мира с Галицко-Волынским княжеством приехало сразу пятьдесят (!) литовских вождей.


Если бы не организаторские таланты Миндовга, то неизвестно, как сложилась бы судьба нашего живописного уголка Европы, в который не решились сунуться даже монголы. То, что Литва им не покорилась всегда поднимало национальный дух. Но будем реалистами: монголы, завоевавшие Китай, запросто перемололи бы в мелкую труху и наши лесные дружины. Вот только — какой смысл? Прибыли — ноль, славы — тоже.


Полоцкий князь некогда брал дань из Литвы хотя бы вениками, а татары и в бане не парились. Правда, залетные отряды монгольских разведчиков и фуражиров наши предки побеждали. Если, конечно, эти народные легенды сложены о воинах хана Батыя, а не о крымских татарах XVI века.


Если бы Миндовг не задал вектор дальнейшей централизации литовско-белорусских земель и не показал, как это делать, то по Днепру уже в XIV веке могла проходить, как анекдоте, немецко-китайская граница. Но обеспечить преемственность власти ему не удалось. И преемники, вплоть до Витеня, преодолевали эту инерцию. От некоторых даже имен не осталось.


Витень: автор «Погони»


Про Витеня известно немного, но его значимость трудно переоценить. Основатель династии, которую, правда, называли «Гедиминовичами» по имени его сына. Возможно, он был компромиссной фигурой, вроде царя Михаила Романова в Москве, которая помогла остановить междоусобную вражду. О высоком авторитете свидетельствует и легенда, что этого великого князя собственноручно убил Перун. Такая смерть у наших предков-язычников считалась знаком особой милости богов. Еще Витень «измыслил себе герб». Полностью европейский. С тех пор мы под «Погоней».


Гедимин: оставил величественные руины


Если наши современники и имеют возможность визуально представить былое величие ВКЛ, то только благодаря Гедимину. Руины замков разной степени сохранности достояли до наших времен в Лиде и Крево («Замки Беларуси» и другие государственные и негосударственные программы позволили восстановить многое, что лежало в руинах). Ему приписывают учреждение Вильно, как обособленной столицы ВКЛ и центра притяжения белорусских и литовских земель на следующие пятьсот лет.


Ольгерд: дед с копьем


Имя этого великого известно тремя походами на Москву и ритуальным унижением восточного соседа — приставлением копья к городским воротам. (Помните легенду о киевском князе Олеге, который прибил щит к воротам Царьграда?) Это против Ольгерда жители будущей российской столицы экстренно строили белокаменные укрепления. Правда, сам Кремль 70-летний дед ни разу не штурмовал – противник предпочитал откупиться. Впрочем, смысл войны в те времена таков и был: ценности, пленные, лошади, сено, запасы припасов на следующий сезон.


Памятник Ольгерду в Витебске. Фото: avatars.mds.yandex.net

Можно ли великих князей считать белорусскими? Кто-то говорит, что белорусов в ХІІI-ХV веках не было. Так и литовцев не было, и эстонцев, и финнов. Нации появились в XVIII-ХІХ веках. И «своими» они могут считать всех деятелей, которые причастны к их появлению.


Ягайло: креститель


Историки считают, что Ягайло отпускал бороду во время объездов Великого Княжества Литовского и Польши, а в Кракове, — сбривал. Он видится самым недооцененным руководителем государства. «Хитрый», «предательский» — повторяем мы следом за «хроникой Быховца», автором которой был политически ангажированный деятель XVI века. Шутки ли: убил дядю Кейстута, посадил в подземелье брата Витовта. Но тут он просто успел ударить первым. Такие факты — скорее правило, чем исключение в биографиях тех времен. Витовту, между прочим, он позволил сбежать, а мог бы посадить на цепь в железной маске на сорок лет, как некоторые прогрессивные западные короли.


Можно ли сосчитать, сколько в славянских государствах людей с именем Владимир? Сколько в Норвегии Олавов? А есть ли в Беларуси хоть один Ягайло? Тем временем он такой же «Креститель», как князь Владимир Киевский или норвежский король Олав II Святой. В 1386-м Ягайло в приказном порядке сделал католиками последних язычников Старого света — жителей современной Северо-Западной Беларуси и Литовской Республики.


Надгробие Ягайло. Краковский Кафедральный собор 1432 г. Фото: warspot-asset.s3.amazonaws.com

Он первым решился признаться самому себе, что языческая страна в центре Европы не имеет перспективы. Она станет природным врагом и католикам, и православным. Что касается прогрессивности мышления и стратегического видения, то Ягайло на голову выше предшественников и многих потомков.


Этого явно не хватило Кейстуту — смелому рыцарю и принципиальному язычнику, задушенному по приказу великого князя. Был бы христианином, то с такой биографией и добродетелями, наверняка, оказался в сонме святых мучеников.


А как можно забыть об успехах князя во внешней политике? Крестоносцы, которые в начале его правления устраивали в Жемайтии публичные казни, были разбиты под Грюнвальдом, потеряли влияние и уже при княжеских внуках стали вассалами ВКЛ. Перестала быть угрозой Польша, поскольку Ягайло удачно женился на ее королеве. Дружил с татарами и даже обещал принять участие в Куликовской битве на их стороне. Пришел немного позже и обобрал победителей.


И главное дело короля Владислав II Ягелло (после крещения) также сделал: оставил потомков. Ягеллоны и их многочисленные наследники еще три столетия управляли практически всем европейским пространством от Швеции до Венгрии. А вот Витовту создать династию так не удалось.


Витовт: жертва судьбы


Вот в честь кого называют детей белорусы, не подозревая того, что при крещении он получил имя Александр. Это самая известная личность средневековья, раскрученная массовой культурой еще во времена Вацлава Ластовского — автора «народной» песни «Славься, князь Витовт, хозяин Литвы». Витовт сегодня — это и князь, и шампанское, и электробус. Вскоре, наверное, появятся улицы его имени.


Памятник Витовту. Фото: rutraveller.ru

Энергичный, жестокий и прагматичный князь произвел революцию во внутренней политике. При нем ВКЛ стало приобретать черты сильного, централизованного государства. Витовт первым начал снимать удельных князей-анархистов, не обращая внимания на их негативные реакции, и менять на лояльных ставленников. Особенно шедеврально это было сделано в стратегически важном Смоленске, где великий князь взялся разрешить спор «наследников престола». Позвал их к себе и выслал из города, а градоначальником назначил верного человека.


После смерти Витовта, ВКЛ управляли родственники Ягайло, а его потомки по иронии судьбы правили Московским княжеством, которое с 1427-го было составной частью Великого Княжества Литовского, как впрочем, Тульское и Рязанское. Что значит грамотно выдать замуж единственную дочь.


Сигизмунд Кейстутович: кинозвезда


Сигизмунд Кейстутович в отличие от родного брата Витовта в наши дни совсем не раскручен. Но культурный потенциал у него, безусловно, есть. Даже, несмотря на то, что назвать его «успешным деятелем» можно лишь с большой натяжкой. Человек мрачный, маниакальный, недоговороспособный, любивший медведей больше людей. В конце концов, подельники убили его кочергой в собственной гостиной.


Сигизмунд Первый был последним великим князем, который одновременно не занимал и польский трон. Далее Великим княжеством и Польшей правили одни и те же монархи. Как они распределяли силы и симпатии — это уже совсем другая история.



https://freesmi.by/byloe/334202
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments