freesmi_by (freesmi_by) wrote,
freesmi_by
freesmi_by

Categories:

Как литвины превратились в белорусов

<input ... >

В истории едва ли не всех славянских народов можно отыскать много сходств (не будем углубляться в дискуссию о влиянии финно-угров на формирование русского этноса). Везде были периоды расцвета (так называемые «золотые века»), когда государственные границы были гораздо более широкими, чем современные и охватывали соседние регионы (Сербия – при Стефане Душане, Чехия – при Карле ІV). Впоследствии многочисленные народы стали частью одной из империй – Османской, Австро-Венгерской, Российской или Германской.


Фото: print4you.com.ua

Господство империй сопровождалось языковым, культурным и религиозным притеснением. В начале ХІХ века независимой оставалась только Россия, которая контролировала белорусов, украинцев, а впоследствии и поляков. Национальные движения, начавшиеся в XVIII-XIX веках, прошли примерно одинаковые этапы развития. Сначала их представители занимались исключительно возрождением языка и культуры. Потом поднимали вопрос автономии в широкой федерации. И позже выдвигали требования о полной независимости.


Похожая ситуация складывалась и на современных белорусских территориях. Расцвет государственности при Витовте, постепенный упадок Великого княжества, полонизация во время объединения в Речь Посполитую и в результате – полная зависимость от Польши. Особенностью развития земель стало их присоединение к Российской империи. Подобные примеры истории хорошо известны. Например, Хорватия изначально была частью Венгрии, а потом в ее составе была присоединена к Австрии.


В начале ХІХ века в среде полонизированной литвинской элиты наблюдалось постепенное увеличение интереса к собственной культуре и языку, что нашло отражение в собирании фольклора и научных исследованиях. Что касается политической деятельности, то она развернулась в русле движения за восстановление Речи Посполитой в границах 1772 года. А уже во время восстания 1863 года Кастусь Калиновский на заседаниях Литовского провинциального комитета требовал признания права Литвы-Беларуси на образование самостоятельного государства. Таким образом, внутренняя эволюция литвинского национального движения в середине XIX века в целом соответствовала общеславянским тенденциям.


Значение Польского восстания


Жестокое подавление Польского восстания 1863 года полностью изменило политическую ситуацию в регионе. Было казнено 128 человек, более 900 сослали на каторгу. Около 12,5 тысяч переселили, включая 500 человек, отправленных на поселение в Сибирь. Многие из участников восстания эмигрировали за границу. А на территории края до начала 1870-х годов сохранялось военное положение.


Развитие национальной идеи естественным образом замедлилось. Следующим ее этапом стало требование о создании автономной белорусской фракции в революционной организации «Народная воля», с которым в 1884 году (через двадцать лет после подавления мятежа) выступила студенческая группа «Гоман». Но такие идеи распространялись в обществе очень медленно.


Фото: teleskop-by.org

Даже в начале ХХ века националистические процессы в регионе находились на местном уровне. Недаром Белорусская социалистическая громада выступала за свободное самоопределение и культурно-национальную автономию народностей в составе Российской Федеративной Демократической Республики (программа 1906 года). В 1915-1917 годах существовали идеи о восстановлении Великого Княжества Литовского, как Конфедерации белорусов и литовцев. И только в 1918-м, во время первого провозглашения БНР, произошел окончательный переход к общенациональной идее.


Получается, что только  полвека после Польского восстания национальная идея вновь вернулась на прежний уровень развития. Отметим одну принципиальную разницу: если до 1863 года речь шла как о литвинах, так и о белорусах, то после революции 1917 года – только о белорусах.


Смена лидеров


Почему так произошло? После восстания 1863 года произошла смена социальной группы, находившейся в авангарде национального движения. Прежним лидером был немногочисленный слой литвинской, преимущественно дворянской элиты. Она осознавала собственную связь с традициями ВКЛ и была выразителем национальной идеи. В свое время историк Г.Саганович написал: «…патриотизм государственный не дал вырасти патриотизму национальному. Просто прибил его…».


Именно шляхетская элита могла бы сформулировать преемственность между прошлым и будущим современных белорусских земель. Репрессии, имевшие место после восстания 1863 года, фактически полностью уничтожили этот тонкий слой. Его остатки были вычеркнуты из политической жизни.


Фото: img-fotki.yandex.ru

Еще одним претендентом на лидерство могла бы стать национальная буржуазия. Но она не успела сформироваться. Одна из причин — в том, что вследствие восстания 1863 года буржуазные реформы Александра II (судебная, городская, школьная, цензурная) проводились на территории Беларуси с опозданием или ограничениями, а земская вообще была реализована только в 1911-м. Это замедлило развитие региона во второй половине ХІХ века, привело к слабому уровню развития промышленности и медленному формированию основ гражданского сознания.


Лидерство в национальном движении перешло к так называемым разночинцам (выходцам из разных чинов), которые продолжили борьбу с императорской властью. В 1870-е годы в народническом движении участвовало немало выходцев именно из Восточной Беларуси (М. Судзиловский, С. Ковалик, Р. Исаев, Е. Брешко-Брашковская, А. Бонч-Осмоловский, Г. Гельфман, И. Гриневицкий). Но в политической борьбе они не делали акцента на свое белорусское происхождение и выступали за решение проблем всей Российской империи без учета белорусских особенностей.


Возможно, перечень этих имен — всего лишь случайное совпадение? Разумеется, свою роль в игнорировании белорусского вопроса могли сыграть два фактора. Во-первых, предел оседлости, существование которого невольно толкало евреев к борьбе за социальную справедливость. Во-вторых, следует учесть особенности развития сельского хозяйства в регионе. В восточной части Беларуси доминировало совместное (общинное) землевладение. А народники считали, что «ячейкой» нового общества должна стать как раз крестьянская община. Поэтому в упомянутом регионе такие взгляды попали в подготовленную почву. Но главную причину того, что белорусы участвовали не в литвинском, а в общероссийском народническом движении, надо искать в другом.


Особенности белорусского самосознания


Репрессии, имевшие место после восстания 1863 года, оборвали связь элиты с историческим наследием ВКЛ. Националистические процессы истребили под корень, поэтому работу нужно было начинать с нуля. Но у представителей разночинцев отсутствовала генетическая память о ВКЛ. Поэтому они не осознавали своей связи с литвинами и наследием древнего государства. Свои задачи представители разночинцев должны были решать в русле общероссийского движения.


Фото: promoter.by

Именно поэтому в начале 1870-х годов национальное движение претерпело перезагрузку. Сперва оно развивалось в русле общероссийского тренда. Одновременно продолжалось изучение края не только польскоязычными, но и русскоязычными исследователями. Позже были выдвинуты требования автономии-развития в составе федерации – и, наконец, независимости.


Когда движение вышло на уровень автономии, возникла потребность в осознании своей исключительности и отличий от русского мира. Чтобы как-то выделиться из общероссийского потока, в обиход вошли термины «Беларусь» и «белорусы», ранее известные в обществе. В результате, во время формирования национального самосознания среди широких масс прижилось слово «белорусы». Возвращаться к «литвинам» было уже поздно.


Впрочем, нам еще повезло. Белорусы буквально вскочили в последний вагон поезда и за полвека (с 1870-х до революции 1917 года) прошли путь, который другие нации одолевали за более продолжительное время. Да, мы могли остаться литвинами, но могли превратиться в поляков или русских.



https://freesmi.by/byloe/346495
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments