October 25th, 2019

История концлагеря в самом центре Минска

<input ... >

Концентрационные лагеря сегодня ассоциируются исключительно со зверствами гитлеровцев в годы Второй мировой войны. Однако, наш рассказ об «исправительном учреждении», которое начало функционировать в столице советской Белоруссии за несколько десятилетий до появления «фабрик смерти» в западной Европе.  Оно находилось в самом центре города и занимало комплекс бывшего монастыря бернардинцев. Сегодня на этом месте, сразу за Ратушей, уютно расположился комплекс отеля «Монастырский»


Фото:tourprom.ru

Обитель идеально подходила для содержания антисоветских элементов. В 1920-м здесь несколько месяцев содержали польских военнопленных. Большевики пытались, наиболее сознательных из них, зачислить в красноармейские части. Ничего не вышло. Как свидетельствуют архивные документы, некто Тадеуш Становский совместно с Жоржем Гловацким вывели из лагеря 200 первых представителей «польской Красной Армии», больше которых никто не видел.


После этого печального события монастырский комплекс решили полностью освободить и передать под размещение лагеря. Церковнослужителей давно не было. Другие постояльцы — уездный военкомат, хозяйственные и иные воинские части — с выселением не торопились. Ускорению процессу придал Станислав Мертенс – руководитель городской милиции. В народе он больше известен, как супруг Веры Хоружей. Именно по его доносу ее схватили в 1936-м. В приказе особо отмечалось, что в республике «…сформировался обширный контингент заключенных, которых можно использовать, как бесплатную рабочую силу».


Начнем с тысячи


В первых числах февраля комендант Минского концлагеря В.Осипов пишет докладную записку, в которой «просит в особосрочном порядке выделить для неотложных нужд: колючей проволоки – 500м; жестяных питьевых кружек, ложек, мисок и прочей посуды – из расчета на одну тысячу человек». Он обращается в РАБКРИН за получением разрешения о найме плотников, стекольщиков и иных мастеров «по договорам подрядов». Как известно, большевики запретили существование рынка рабочей силы.


Работы еще вовсю кипели, когда прибыла первая партия заключенных. Решили временно поселить ее в старой пожарной башне. Специальная комиссия предварительно обследовала помещение и осталась удовлетворенной ее состоянием. Осипову поручили в сжатые сроки изготовить топчаны, установить новые крепкие двери, обустроить банную печь, а «помывочную» укомплектовать корытами.


Лагерь «распахнул свои двери» для постояльцев 2 марта. Через полгода их численность составляла 357 человек. Однако, к середине декабря 1921-года снизилась практически вдвое — 154 мужчины и 31 женщина. Осенью осужденных массово развезли по различным российским зонам.


Фото:photos.wikimapia.org

Столичный концлагерь на время превратился в пересыльный пункт, в который свозили заложников, предназначенных для обмена на членов европейских компартий. В число «пригодных для торга» входили дворяне, католические священники, офицеры польской армии и спецслужб, представители общественных организаций. Основной поток шел из московской Бутырской тюрьмы и ярославского изолятора для политических заключенных.


В октябре 1921-го начала функционировать отдельная «женская» часть концлагеря. Ее состав менялся быстро и радикально. Изначально основу контингента составляли содержательницы притонов, убийцы, воровки и «жрицы любви», то постепенно их обильно разбавили «культурными дамами», многие из которых были с малолетними детьми. Обвинения строились исключительно на политических мотивах.


Построение социализма в отдельно взятом концлагере


Лагерное начальство сетовало на трудности по обустройству хозяйственной части учреждения. Дефицитом было практически все: гвозди, провода, лампочки и прочие  необходимые вещи. Оно бомбило рапортами ведомственный наркомат и не вылезало из кабинетов местных чекистов и военных в надежде поживиться частью казенного и реквизированного добра. Добровольные инвестиции сулили немалые выгоды.


Осипов докладывал: «Я начал активную подготовку для организации сапожной, портновской и починочной мастерских, которые планирую использовать исключительно в нуждах РККА». Последняя фраза рапорта была написана заглавными буквами.


Организаторский талант у лагерного начальника, безусловно, был. В течение двух недель он получил сразу пять списанных лошадей, непригодных для воинской службы. Свой интерес увидели и военные, договорившиеся о пошиве солдатского обмундирования. Под эту программу служба снабжения Западного фронта выделила 21 швейную машинку, а также инструмент для пошива обуви. Помимо этого, для починки поступило две тысячи пудов поношенной, но отсортированной и дезинфицированной одежды.


Перспективы лагерного производства просто захватывали дух. Они базировались на «невероятно высокой производительности труда», как правило, чисто женского. Планировалось, что каждая портниха за восьмичасовую рабочую смену способна пошить четыре комплекта нательного белья и примерно такой же объем летнего обмундирования. Консультации по вопросам технологии и организации производства проводили лучшие специалисты предприятий кожевенной и легкой промышленности республики.


Имение чекистов Малая Слепянка


Определенную часть заключенных использовали для работ вне территории лагеря. Перед выходом за колючую проволоку, они подписывали специальный документ об общей ответственности – побег одного означал наказание для всех.


Основные силы были заняты на работах в Малой Слепянке и Хитрово, в районе которых районное начальство сроком на три года выделило для обработки около 200 десятин земли. Сельскохозяйственная продукция была необходима исправительному учреждению, в первую очередь, для собственных нужд. Из-за острой нехватки конвоиров сопровождать контингент на большие расстояния не представлялось возможным.


Бывшие владения Павла Хитрово привлекли внимание пенитенциарной системы «большим жилым и нежилым фондом, а также оборудованием, пригодным для использования». Под размещение конвоиров и арестантов можно было использовать сразу несколько деревянных строений и флигелей. «Фруктовый сад из нескольких сотен деревьев находится в сильно запущенном состоянии, а господская усадьба требует капитального ремонта, но расположена в очень живописном месте».


Некто Ткачевич, назначенный управляющим «лагерного имения», времени понапрасну не теряя, определил  основные направления сельскохозяйственного производства: овощи, птица, свиньи, кролики, коровы и бычки. Для этих целей привлекли около 700 арестантов.


Осенью на полях собрали богатый урожай. Для справедливого распределения огурцов, свеклы и прочих овощей собрали представительную комиссию из руководителей партийных и советских органов, ГПУ, РККА и концлагеря. Однако, на деле делить оказалось нечего – весь объем уходил на собственные потребности и обязательный продналог.


В изобилии была лишь картошка. Излишками решили поощрить сотрудников лагерной охраны, «понесших особые труды по контролю исполнения сельхозработ». Надзиратели голодали наравне со всеми, и дополнительный паек был, как нельзя, кстати.


Месячная норма питания в лагере в июле 1921-го была такой: фунт хлеба (0,4 кг); 32 золотника крупы (32х4,25г=136г), фунт сахара, половина золотника чая, полтора фунта муки. Все остальные нормы такие же мизерные. Суровая правда жизни свидетельствует о том, что при создании невыносимых жизненных условий непримиримые революционеры моментально становились значительно сговорчивее.


После окончательного завершения полевых работ арестантов планировали перебросить на строительство ограждения по периметру территории имения. В домах требовалось застеклить окна, оборудовать пищеблоки и сложить печи. Потребности в бесплатной рабочей силе были огромными, поэтому обустраивались всерьез и надолго. Примечательно, что «заявки на рабов» поступали практически от всех городских учреждений, начиная от детского дома-коммуны №2 и дома отдыха №1 до парткомов, ревкомов и месткомов.


Враги народа и подозрительные личности


Оказаться внутри бывшей обители бернардинцев можно было не только за преступления против народа или новой власти. Среди заключенных имелись и просто «подозрительные личности». Например, «Ивановская Мария, 22 года, из дворян. Белоруска, образование домашнее. Задержана как подозрительная. Наказание ревтрибунала: содержание в концлагере в течение одного года».


Для «рационального использования заключенных» заведующий лагерем Осипов предложил распределить рабочую силу по следующим группам:


— профспекулянты, бандиты, заложники и контрреволюционеры


— совсотрудники, виновные в саботаже, должностных преступлениях и прочих провинностях


— квалифицированные рабочие разных специальностей


— работники земли.


Всю первую группу без исключений предлагалось использовать «на физически тяжелых работах», что лишило бы ее времени и сил, необходимых для борьбы с советской властью. Представителей второй группы — использовать по обстоятельствам. Третьих – определить в профильные мастерские, а четвертых — «в привычную для них обстановку». Позже контингент пополнили «нэпманами», вороватыми аппаратчиками, рецидивистами, иностранными  шпионам и предателями родины.


Фото:ufo-com.net

Почему-то Осипов совершенно забыл о служителях культа: православные, католики, иудеи и иные конфессии. «Раввин Зальцман, — докладывали надзиратели, — собирает вокруг себя осужденных и устраивает массовые молебны». Начальник наложил резолюцию «Запретить молиться всем».


В 1922-м минский концлагерь переименовали в «лагерь принудительного труда». К этому времени численность его контингента составляла несколько тысяч человек. Более точные цифры неизвестны. Относительно системы ГУЛАГ, возникшей гораздо позже, условия содержания можно считать весьма сносными. Например, известный минский психиатр Семен Волочкович по персональному запросу наркомата здравоохранения продолжал трудиться на прежнем месте работы, правда, уже бесплатно. Никого не смущало, что он являлся близким родственником атамана Дергача и проживал в доме Адамовичей, сбежавших в Польшу.


По неподтвержденным данным современная гостиница «Монастырская» стоит на месте массовых захоронений заключенных. В архивных документах оно упоминается под многозначительным названием — кладбище «Братское».

Ермолович: Минск не ведет переговоров с Москвой по кредиту на 600 млн долларов

<input ... >
Максим Ермолович
Фото: Myfin.by

Минск не ведет переговоров с Москвой по кредиту правительства РФ на сумму до 600 млн долларов. Такое заявление сегодня, 25 октября, сделал министр финансов  Беларуси Максим Ермолович.


«Запросов мы российской стороне не предоставляли. На получение российского кредита не рассчитываем», — пояснил министр.


Затронув вопрос источников, он подчеркнул, что страна ими обеспечена в этом году, есть четкое понимание по указанным источникам и на 2020 год: «Необходимости в каких-то политических кредитах абсолютно нет».

«Без измерения нет улучшения», - способы и методы оценки эффективности информационной безопасности р

<input ... >

В условиях современной экономики необходимость создания безопасного и защищенного информационного пространства на предприятиях не вызывает никакого сомнения. Однако до сих пор нет единого мнения относительно того, нужно ли измерять  систему информационной безопасности и каким образом это делать, если такая необходимость реально существует.



Конференция началась с обсуждения общего вопроса необходимости измерения информационной безопасности, и здесь участники единогласно сошлись во мнении, что это действительно необходимо. Сергей Горбачев (Tech.Insiders) отметил, что для бизнеса очень важно, чтобы все происходящие в нем процессы были измеримы, именно тогда их можно структурированно изучать и улучшать. «Иначе мы не увидим, где мы сейчас, и куда нам идти далее», — добавил эксперт. Конкретные метрики и способы измерения эффективности ИБ в настоящий момент активно обсуждаются ведущими специалистами в области ИБ. В ходе рассмотрения этого вопроса Георгий Минасян (SearchInform)  выразил мнение, что лучшим способом для измерения эффективности систем информационной безопасности представляются деньги, поскольку конечной целью работы всех коммерческих организаций является получение прибыли. Среди методов, предложенных приглашенными экспертами, были как абсолютные показатели: количество инцидентов ИБ, размер материального ущерба, полученного от произошедших инцидентов, так и относительные — количество инцидентов, отнесенное к материальному ущербу. Кроме того, Дмитрий Накипелов (BAS Innovation) отметил, что  условия оценки эффективности ИБ необходимо прописывать в отдельном разделе Соглашения об уровне сервиса (SLA по непрерывности).


В ходе дальнейшей дискуссии эксперты обсудили, как следует применять методы оценки эффективности ИБ на практике. Александр Сушко (национальный банк Республики Беларусь) выразил мнение, что в данном вопросе немаловажное значение имеет «зрелость» бизнеса в целом и отдельной компании в частности.  «Когда ты сам дорожишь репутацией и вкладываешь достаточно средств для того, чтобы обеспечить поле информационной безопасности, тогда метрики ИБ позволяют выявить утечки и своевременно сообщить об этом регуляторам, чтобы избежать ущерба деловой репутации», — рассказал эксперт.


Теме уровня регуляторной нагрузки процессов информационной безопасности в разных странах эксперты также уделили достаточно много внимания. Итог данному обсуждению подвел Дмитрий Накипелов, назвав  причину возникновения и существования регуляторной функции ИБ в России, – это необходимость наличия сертифицированных и квалифицированных специалистов в данной индустрии.


В завершении конференции ее участники рассмотрели роль сотрудников в поддержании эффективности системы ИБ предприятий.  Одна из серьезных проблем, с которой приходится сталкиваться компаниям на сегодняшний день, – это фишинг. Основным способом противодействия данной угрозе, по мнению экспертов, является регулярное обучение всего персонала, от рядовых сотрудников до менеджеров высшего звена. «Важен общий уровень цифровой гигиены. А наша задача, как сообщества профессионалов, доносить информацию всеми возможными способами», — отметил Александр Сушко. Дмитрий Накипелов добавил, что для достижения этой цели также важно функционировать в принципе необходимой достаточности – каждый человек на своем рабочем месте должен делать ровно то, что ему положено. Технические средства только частично позволяют это реализовать. А к работе с какими-то ощутимыми и уязвимыми вещами должен допускаться только строго ограниченный круг лиц, профессионалов, подтвердивших свою компетенцию.


Рассмотрев все аспекты темы очередной конференции Кода ИБ, эксперты пришли к общему мнению, что измерять эффективность информационной безопасности важно и нужно в целях совершенствования и построения более устойчивой защиты киберпространства от злоумышленников.


Обсуждение сменилось секциями «Технологии» и «Люди», в рамках которых прозвучало 14 докладов  от представителей таких компаний, как Лаборатория Касперского (Спонсор Секции), Fortinet (Спонсор секции) и других экспертов из Украины, России и Беларуси. Более 160 специалистов и руководителей в сфере информационных технологий и безопасности приняло участие в конференции.

26 октября в Беларуси ожидается до +19 градусов

<input ... >
жаркая осень
Фото: glavny.tv

В субботу, 26 октября, в Беларуси ожидается до +19 градусов.


Синоптики Республиканского гидрометеоцентра страны прогнозируют облачную погоду с прояснениями. В основном будет без осадков. Порывы ветра составят 4 — 14 метров в секунду.


В ночное время будет от 5 до 11 градусов тепла, а в дневное — от 13 до 19 градусов со знаком «плюс».

На 115-м году скончался самый старый мужчина мира Густав Гернет

<input ... >

В минувший вторник, 22-го октября, в небольшом немецком городке Хафельберг, расположенном в северо-восточной части Германии, на 115-м году ушел из жизни старейший из мужчин планеты – Густав Гернет. Он не являлся верифицированным долгожителем, но, если дата его появления на свет верна, то Густав был самым старым жителем Германии, став таковым после кончины 112-ти летней Герты Эзер в 2016-м году. Годом позже он стал старейшим мужчиной страны за всю её историю, а в начале нынешнего года, после смерти 113-ти летнего японца Масадзо Нонаки, немец стал старейшим живым мужчиной в мире.


Фото: 1tvnet.ru Густав Гернет

Несмотря на то, что считается, будто женщины, как правило, живут дольше, старейшими жителями мира чаще становятся мужчины. В последние годы жизни немец-долгожитель стал настоящей звездой не только у себя на родине, но и далеко за её пределами. Тем не менее, Гернет избегал общения с журналистами и вел спокойный размеренный образ жизни, хорошо подходивший его возрасту.


Густав Гернет: биография


Густав появился на свет в городе Щецин, королевства Пруссия, Германской империи, в 1905-м году, пятнадцатого октября, там же прошло его детство и юность. Он получил образование машиниста, а в 1924-м году начал карьеру моряка.


В 1929-м году молодой человек познакомился с девушкой по имени Шарлота Груберт, с которой год спустя узаконил свои отношения. Примечательно, что юная Шарлота была дочерью его работодателя – владельца корабля, стоявшего на якоре в Хафельберге. В браке у супругов родилось трое общих сыновей.


Фото: yablor.ru Густав Гернет с женой

В годы Второй Мировой войны Густав служил, но был захвачен советскими военными и взят в плен, где пробыл вплоть до 1947-го года. После освобождения и возвращения домой мужчина, вместе со своей семей, перебрался в Гавелберг. Там глава семейства устроился работать по специальности – машинистом на местный завод, где проработал до 1972-го года, когда предприятие закрылось, а 67-ми летний мужчина ушел на пенсию.


Густав пережил две мировые войны, годы заключения в качестве военнопленного, кроме того, он присутствовал также и на Олимпийских играх 1936-го года. В 1988-м году мужчина овдовел, а к своему 109-му дню рождения похоронил всех троих наследников. До 107-ми лет Гернет жил один на полном самообеспечении, вел достаточно активный, как для такого возраста, образ жизни. До 113-ти лет он продолжал жить один, хотя за ним и присматривали взрослые внуки и правнуки, а также его проведывали работники социальных служб. Мужчина живо интересовался современной политикой, а также был ярым футбольным болельщиком.


Свой предпоследний день рождения долгожитель привычно отметил в кругу близких родственников, а также к ним на праздник заглянул мэр города Хавельберг Берндом Полоски. Отвечая на вопросы журналистов о том, в чем же кроется секрет его феноменального долголетия, Густав ответил: «Не садитесь на свой зад, иначе вы станете мешком».


Фото: germania.one Густав Гернет

Также мужчина отмечал, что на самом деле не знает, почему прожил так долго, ведь он никогда не занимался спортом и не придерживался каких-то принципов правильного питания, только вот не пил кофе и всегда предпочитал рыбу мясу. За неделю до смерти, самый пожилой немец отпраздновал свой 114-й день рождения.

Почему ликвидировали актрису Зою Фёдорову Часть.1

<input ... >

В середине декабря 1981-го в собственной квартире дома по Кутузовскому проспекту было обнаружено бездыханное тело яркой характерной актрисы Зои Федоровой. Она была убита выстрелом в упор. Вещи и ценности остались нетронутыми. Следствие по делу велось в течение трех лет, но ни одна из версий не подтвердилась. Материалы списали в архив. Прошли годы. И только в наши дни выяснилось, что уже будучи в преклонном возрасте она попросила разрешение на эмиграцию в США, где проживала ее единственная дочь. Однако, Фёдорова была носителем тайны, которая никогда и ни при каких обстоятельствах не должна была покинуть территорию СССР.


Зоя Федорова Фото:sdnemvarenya.ru

Москва. 1941-й

Нарушив хронологию событий, на время вернемся в военную Москву 1941-го. Стремительно приближающая танковая армада противника и отсутствие сил для организации полноценной эшелонированной обороны, вынуждают советское правительство готовиться к эвакуации. Город придется оставлять. Государственный комитет обороны издает соответствующее постановление №740, в котором есть одна весьма интересная фраза «…4-му управлению НКВД провести спецмероприятия по устному распоряжению Л.Берии…».


Напомним, что данное Управление под начальством П.Судоплатова было создано для организации и проведения диверсий в тылу противника. Основной костяк составляла, так называемая, «бригада ОМСБОН», укомплектованная спортсменами, цирковыми артистами и другими деятелями искусства. Присутствовали в структуре и инженерно-саперные части, осуществлявшие минирование стратегически важных объектов.


В этой связи хотелось бы напомнить малоизвестные факты успешных диверсий лета-осени 1941-го на оккупированной Украине. Так, на рассвете 24 сентября в Киеве неожиданно «взлетела на воздух» городская комендатура, разместившаяся в бывшем магазине «Детский мир» на Крещатике. В последующие дни буквально в мелкую пыль было стерто здания цирка, консерватория, кинотеатр Шанцера, гостиница «Континенталь».


Мощные взрывы практически полностью уничтожили центральную часть города. Немецкие власти потребовали от диверсантов сдаться в обмен на жизни заложников из числа мирного населения. Однако, на их предложение никто не откликнулся. Именно тогда в Бабьем Яру появились первые сотни жертв, но подрывы не прекратились.


В октябре в Одессе взорвалось здание комендатуры на Марзлиевской, 40 (позже Энгельса). В ноябре пришла очередь Харькова. Непонятным образом одно за другим рушились хорошо охраняемые строения, ранее проверенные немецкими саперами. Под обломками погибли десятки чинов администрации и высших офицеров. Так, например, во время совещания коменданта города генерала Брауна с руководством Вермахта, гестапо, СС и СД было взорвано здание бывшего штаба округа, располагавшееся на ул.Руднева. Никто не выжил.


Никаких отрытых архивных документов по минированию Москвы нет. Крохи, которые были доступны историкам, в 1981-м засекретили под грифом «Хранить вечно». Исследователям известна лишь карандашная записка Судоплатова на имя Л.Берии о потребностях саперов ОМСБОН, необходимых для успешного проведения «спецмероприятий». Речь в ней идет о десятках километрах детонирующего шнура, тоннах взрывчатки и тысячах детонаторов.


Вид на Охотный ряд с крыши гостиницы Москва Фото:itd2.mycdn.me

В своей автобиографической книге «Записки нежелательного свидетеля» советский диверсант №1 пишет: «В октябре 1941-го меня вызвали к Л.Берии, в кабинете которого присутствовал Маленков. Нарком приказал произвести минирование наиболее важных городских сооружений: основные железнодорожные вокзалы, некоторые жилые здания, объекты оборонной промышленности, отдельные станции метрополитена, стадион «Динамо», правительственные подмосковные дачи и другие объекты. Работы велись круглосуточно, но приказ выполнили».


Обратите внимание, что никаких письменных распоряжений Судоплатов не получал, соответственно, аналогичным образом отдавал приказы своим подчиненным – устно, лично и без свидетелей. Командиры групп знали только свои задачи и схем минирования не составляли. Всю информацию держали исключительно в памяти. Непосредственные исполнители действовали в рамках конспирации.


Одного из них, В.Озерецковского, в 2005-м разыскали корреспонденты «Комсомольской правды». В интервью он рассказал, что их группа работала в Большом театре, здании Госснаба и гостинице «Метрополь». Технология закладки зарядов была достаточно сложной: разбирали фундаменты, пробивали шурфы, укладывали в них ящики с взрывчаткой, устанавливали детонаторы и проводили разводку проводов.


Работали сменами по 12 часов. Каждый занимался своим делом. В задачу Озерецковского входила установка детонаторов. Он параллельно соединял их в единую цепь, а двужильный провод выводил на поверхность. Что с ним делали потом, даже не представляет. Для этого были другие люди, причем, исключительно из офицерского состава.


Виктор Озерецковский показывает на здание Госсплана СССР Фото:s16.stc.all.kpcdn.net

После завершения на полы укладывали старое покрытие и всё тщательно маскировали так, чтобы никаких следов присутствия «подозрительных личностей» в помещениях не оставалось. Других столичных объектов эта группа не минировала. Ее перебросили в Калугу для «обустройства» кинотеатра «Комсомолец». Потом были нефтяные промыслы Кавказа, диверсии под Ровно и другие ратные дела.


Когда журналисты спросили минера-диверсанта, сможет ли он показать места, куда закладывал заряды в 1941-м, то получили отрицательный ответ. Во-первых, времени много прошло, а во-вторых, исполнитель знал только свой кусок работы и никогда не видел ее окончательного результата: ни способа маскировки, ни оконечной точки, с которой должен был производиться подрыв заложенных зарядов.


Москва. 1981-й

В ходе плановой проверки режимных объектов Москвы сотрудники КГБ обследовали подвальные помещения здания Госснаба СССР, что в Орликовом переулке. В результате неосторожного обращения со стены отвалился кусок штукатурки, под которой оказался пучок проводов, шедший из «неоткуда в никуда». Имеющаяся электрическая схема о наличии каких-либо кабелей в данном месте не сообщала.


Одно из зданий Госсплана СССР Фото:ussr.totalarch.com

Последующее исследование показало, что провода вообще не имеют отношения к проводке, поскольку являются детонирующими кабелями. Да еще и немецкого производства образца 1930-х годов. В конечном итоге они привели контрразведчиков к сотням килограммов взрывчатки, замурованных в фундаменте.


Одновременный подрыв смог бы расколоть огромное многоэтажное здание надвое. Под обломки неизбежно попадал обширный участок Охотного ряда и улицы Горького. Параллельному разрушению подверглись гостиницы «Москва», «Националь» и «Интурист». О гипотетическом количестве жертв не хотелось даже думать. Основная опасность состояла еще и в том, что за прошедшие четыре десятилетия структура взрывчатого вещества претерпела необратимые изменения, степень которых была непредсказуемой. Это означало, что причиной детонации тротила могло стать практически любое воздействие.


Никто не знал – нашли все заряды или только некую часть. «Комитетчики» лишись сна: им удалось определить, откуда идут провода, но по-прежнему не было ответа на вопрос – куда они должны, в конце концов, привести? Поскольку существовала высокая вероятность цепной реакции, то решили оперативно отыскать схемы минирования, чтобы не работать вслепую и случайно не спровоцировать катастрофу. «Поставили на уши» всех, включая военных историков и архивистов, стали лихорадочно искать непосредственных исполнителей. Всё тщетно. Были вынуждены повторно допросить П.Судоплатова.


Напомним, что сразу после убийства И.Сталина в 1953-м его арестовали, обвинили «во всех тяжких грехах» и постановили — «расстрелять». Для новых руководителей страны этот человек был крайне опасен, поскольку слишком много знал того, о чем следовало бы забыть навсегда. Как говорят, нет человека – нет проблем.


Однако, приговор в исполнение не привели, поскольку Судоплатов искусно имитировал острое расстройство психики. Вначале его поместили в закрытую психиатрическую лечебницу, а после отправили во Владимирскую тюрьму. Освободили только в 1968-м по отбытию 15-летнего срока наказания. Полностью реабилитировали в 1992-м, незадолго до смерти.


Павел Судоплатов Фото:pbs.twimg.com

Одним из обвинений, предъявленных генералу в 1953-м, была подготовка террористических актов в отношении новых руководителей государства. Якобы, далеко не все заряды, заложенные в 1941-м, были извлечены и обезврежены после того, как необходимость в них отпала. В частности, речь шла о правительственных дачах.


Большая часть протоколов его допросов по понятным причинам не сохранилась из-за наличия в них компромата на первых лиц страны. Из доступных материалов следует, что после того, как немцев отбросили от города, и угроза его сдачи перестала существовать, «по четкому скоординированному плану под строгим контролем было произведено разминирование всех объектов. Заряды были извлечены и утилизированы…».


В своей книге «Разведка и Кремль», вышедшей в 1996-м, он пишет: «В 1953-м, после ареста, моему заместителю Орлову поручили организовать проверку госдач на наличие оставленной взрывчатки. Поисковые работы продолжались в течение двух месяцев, но ничего отыскать не смогли…». Напомним, что именно М.Орлов командовал ОМСБОН в 1941-м.


Здесь возможны два варианта. Первый — задачи саперам ОМСБОН по минированию Москвы ставил лично Судоплатов и он же составил перечень объектов. Из-за высокой секретности мероприятий Орлова не поставили в известность о том, где конкретно будут работать его подчиненные.


Как рассказывал Озерецковский, документы у них отобрали и велели в любых нештатных ситуациях называть некий телефонный номер. Однажды он самовольно отлучился с вахты, чтобы позвонить больной матери, и был задержан патрулем. Назвал телефон. Те перезвонили, извинились и его отпустили.


Второй вариант событий 1953-го таков: М.Орлов знал, что в 1941-м далеко не вся заложенная взрывчатка была обезврежена. Причины были разные, в том числе, труднодоступность или полная недоступность, а также неизвлекаемость. То есть, любая попытка снять взрыватель неизбежно вызывала детонацию.


Если бы полковник нашел в себе силы признаться в этом, то его неизбежно поставили бы к стенке рядом с бывшим начальником. Он решил промолчать и ничего не найти.


Сейчас понятно, что Судоплатов тогда всей правды не рассказал, но в 1981-м некоторыми секретами всё же поделился. Как минимум, он ответил на самый главный вопрос о месте нахождения «кнопки», нажав на которую можно было бы стереть с лица земли весь исторический центр Москвы. Это признание стоило жизни Зое Федоровой.


Продолжение следует.