July 22nd, 2020

Откуда взялись графства в Великом княжестве Литовском

<input ... >

Литва, в широком понимании этого топонима, превратилась в Великое княжество в результате захватнических войн, происходивших на протяжении XIII-XV столетий. К первоначальной территории, лежащей в четырехугольнике Каунас, Лида, озеро Свирь и Меркине, последовательно были присоединены земли современной Украины, Литвы, Латвии, Польши, Молдавии и России. Одновременно менялся и титул высшего руководителя государства. Миндовг был королем Литвы, а его наследники «…королями многих русинов», «…князьями Земгалии», «велики князьями …всех Литовских и многих русских земель». В XVI веке он стал неприлично длинным, а название государства использовали в сокращенном виде, как «Великое княжество Литовское», оставляя за скобками «Русское, Жемойтское и других земель».


ВКЛ. Фото:cloud.prezentacii.org

Мы привыкли, что графства — это нечто чужеродное, иностранное. Но, как выяснилось, они столетиями существовали и на наших землях. Хотя сегодня никто, наверное, не вспомнит ни одной фамилии.


Откуда взялись графья


Долгое время на наших землях царил один титул — князь. Начиная от самого первого зафиксированного в летописях полоцкого князя Рогволода, это почетное звание носили государственные мужи разного ранга и статуса: властители уделов и племенных объединений. Когда на политическую авансцену вышло Великое княжество Литовское, ситуация с его применением и распространением осложнилась. Дело в том, что с ХІІІ века удельные князья династии Рюриковичей становятся монархами, то есть, главами феодального монархического государства и им неоднократно предлагали перейти на более комфортную для европейского слуха форму «фюрст» или «конунг». Фактически это синонимы слова «князь».


С течением времени положение дел с наименованиями только усложнялось: рядом с Рюриковичами возникла династия Гедиминовичей, власть удельных правителей то усиливалась, то слабела, но одно оставалось неизменным: каждый, кто находился на вершине иерархической лестницы, называл себя «князем». Только особо амбициозные правители к своему титулу добавляли «великий».


Коренным образом ситуация изменилась только в XVI веке. В это непростое время ВКЛ противостояло Московскому княжеству. Обе стороны искали союзников в Европе, и прежде всего, в лице влиятельной и могущественной Священной Римской империи. С начала XVI века между Вильно и Веной курсировали экипажи дипломатической службы, выстраивая «теплые дружеские» отношения. Наиболее талантливые представители великого князя были удостоены милости императора и получили почетные дворянские титулы, принятые на Западе. Так Гаштольды, Ходкевичи, Ильиничи, Тышкевичи и Радзивиллы стали графьями.


Дворянские имения


Почетные графские звания Священной Римской империи распространялись, в том числе, на конкретные владения и могли передаваться по наследству. Так, в одном ряду с волостями и староствами на просторах страны, где когда-то господствовали исключительно княжества, появились графства. Поместья с импортными титулами особо не выделялись спецификой обустройства или управления. Они были частью крупных земельных владений магнатов.


Диплом о даровании графского титула от Леопольда II. Фото: upload.wikimedia.org

Почетное звание, дарованное императором, имело обязательную территориальную привязку. Как отмечалось в дипломах о его присвоении, выданных новоиспеченным графам от римского цезаря, «титул возвышал имение в статусе». Это было ярким показателем географической локализации титула, его привязкой к главному ресурсу крупной буржуазии — земельным владениям. Центры поместий с титулами становились ядром формирования фамильных резиденций.


Первым титулярным имением Великого княжества Литовского в 1518-м становится Мядель, который был выбран Николаем Радзивиллом для получения звания от Священной Римской империи. В 1530-м графский титул Альбрехта Гаштольда подчеркнул элитный статус поместья в Гераненах. Дипломы членов семьи Радзивиллов, полученные в 1540-1550 гг. выделили среди равных Несвиж и Шидловцы. В 1553-м молодой Юрий Ильинич возвысил Мир. Появление графства в Шклове в 1555-м означало присоединение к «кругу избранных» Иеронима Ходкевича. Титул Тышкевичей распространялся на Логойск и Бердичев.


Шляхта против


В Европе дворянский титул был своеобразным ключом, открывавшим доступ к различным социальным благам. В Священной Римской империи, например, сословный титул герцога, открывал двери в Рейхстаг и позволял претендовать на высшие государственные должности, включая императорскую.


Появление «импорта» в Великом княжестве Литовском создавало неравенство и привилегированное положение в узком кругу шляхты, что противоречило традиционному правопорядку, формировавшемуся на протяжении столетий. Естественно, появление иностранных титулов основную массу шляхтичей не устраивало. Новый статус был рассмотрен на Брестском Сейме 1518-го. Тогда решили, что разрешение на получение титула графа должен давать Великий князь. Но в последующие годы отношение к римским привилегиям стало более суровым.


Усадьба Тышкевичей «Вялое». Фото: mapio.net

После объединения в Речь Посполитую высшее сословие обоих государств — Короны Польской и ВКЛ — уравнивалось в правах. Одной из характерных черт дворянского равенства явилось упразднение аристократических и наследственных титулов. Исключением стали древние княжеские и зарубежные звания, которые были получены до сейма в Люблине. В XVII веке эта позиция оставалась непоколебимой: никто не мог получать и неким образом использовать иностранные титулы, чтобы не нарушать равенство шляхетского сословия. Однако, прежние титулы не отменялись, могли передаваться по наследству, но при этом никаких преимуществ своим обладателям не давали. Из этой правовой коллизии крупные феодалы лихорадочно искали законный выход.


Ищущий да обрящет 


Запрет на использование иностранных почетных наименований действовал, их никто не привозил из-за границы, но новые графья продолжали появляться. Представители магнатского сообщества нашли интересное решение для обхода парламентского запрета и расширения сферы действия уже имеющихся титулов.


Изначально привязанные к конкретным географическим топонимам и обозначенные в императорских грамотах, они переносились на другие владения высшего сословия. Формально это не противоречило действующему законодательству, поскольку ничего нового не появлялось. Был, условно говоря, граф Несвижский, а стал Несвижский, Мирский и далее по списку. Другими словами, происходило географическое расширение существующих форм. Таким вот нехитрым способом Ходкевичи в 1568-м закрепили титул графства за Быховом и Глуском, чуть позже и за Ляховичами, а Радзивиллы распространили привилегии на имение в Койданове и других населенных пунктах.


Мирский замок. Фото: ms1.relax.by

До запрета обретения новых иностранных титулов с угасанием рода старые привилегии автоматически упразднялись. Так, например, после прерывания мужских линий Радзивиллов и Гаштольдов остались безымянными и их имения. Однако после появления ограничений почетными званиями уже не разбрасывались. Титул бездетного Ильинича «граф на Мире» перешел по наследству к Радзивиллам, титулами Ходкевичей («граф на Ляховичах», «граф на Быхове» и в других местах) после приобретения их владений пользовались представители рода Сапег. Заполучив титулярные имения, они расширили графство собственные имениями — Череей, Дубровной, Заславлем.


Усадьба ходкевичей в Можайково. Фото: vetliva.by

Следует понимать, что имения с титулами не выделялись в некий отдельный элитарный фонд или форму собственности. Они были составной частью общего магнатского имущества. Все зарубежные звания на территории ВКЛ имели сугубо формальный характер. Обладание ими считалось ценным достоянием для знатного шляхетского рода, увеличивало его престиж и давало исключительное право пользоваться личным титулом. Титул, как атрибут, делал имение и его владельца отличным от других представителей сословия.



https://freesmi.by/byloe/338758